Материалы сайта

Адвокатская тайна и юридические фирмы
Говоря об управлении юридическими фирмами хотелось бы обратить внимание на следующую особенность.
Наша практика
  Наша практика   В основе оказания нашими адвокатами юридической помощи самого широкого спектра лежат высокие профессиональные знания и опыт, этические нормы и безупречная репутация.    
Наши принципы
  Наши принципы Профессионализм – основа нашей работы. Конституция Российской Федерации гарантирует каждому право на получение квалифицированной юридической помощи. Законом эта функция возложена на адвокатур
Антикоррупционная политика Коллегии
  Антикоррупционная политика Коллегии     Защита прав и интересов нашего клиента, его деловой репутации, достоинства, содействие его успеху и уверенности в себе – цель и смысл нашей работы.

 

 


 

 

Certificate low

 


 

 

Urcunde low

Сейчас на сайте

 


  

Суд на грани нервного срыва

 

3759В Московском городском суде в четверг завершился, вероятно, самый скандальный судебный процесс последнего времени.

 

Разбирательство по делу об убийстве первого зампреда Центробанка РФ Андрея Козлова закончилось двумя новыми уголовными делами — против присяжного и адвоката, вынесение вердикта было на грани срыва — к этому моменту в присяжной коллегии не осталось запасных заседателей, в обвинительном заключении оказалось множество несостыковок, а в действиях некоторых участников процесса мало логики. За бурным противостоянием стороны защиты и союза судьи Мосгорсуда Натальи Олихвер с гособвинением следили сотни журналистов."Судом вынесено частное постановление в адрес президента Адвокатской палаты города Москвы и президента Межрегиональной адвокатской палаты о принятии мер в отношении Коблева, Кирсановой, Чернова, Яворского, Ельмашева и Хорста, об изложенном в частном постановлении довести до сведения Министерства юстиции РФ", — зачитала судья Наталья Олихвер по окончании оглашения приговора. По сути, эта жалоба носит формальный характер, и никаких серьезных последствий для защитников заказчика преступления Алексея Френкеля (Руслан Коблев, Наталья Кирсанова, Дмитрий Хорст), а также исполнителей убийства Алексея Половинкина (Александр Чернов, Юрий Ельмашев) и Максима Прогляды (Игнат Яворский) не последует.

В этом мнении сходятся и гособвинитель Гульчехра Ибрагимова и практически все адвокаты. Президент Адвокатской палаты города Москвы Генри Резник заявил, что частное постановление будет рассмотрено в соответствии с законом об адвокатуре и положениями адвокатской этики после того, как оно поступит в коллегию. Теоретически возможно даже лишение этих адвокатов своего статуса, однако вероятнее всего никакого наказания со стороны коллег не будет. Жалоба судьи лишь ярко отражает конфликт адвокатов с обвинением и с самой Олихвер, тем более что Ельмашев вообще работает в Тульской коллегии адвокатов.

"У меня первый такой процесс, когда адвокаты вели себя, мягко говоря, безобразно", — заявила корреспонденту "Право.Ru" прокурор Гульчехра Ибрагимова. "Столько оскорблений в адрес председательствующей судьи, столько грязи, вылитой в газетах, столько фантазий, которые были выданы за действительность, еще не было ни в одном процессе", — пояснила гособвинитель.

С ней согласен и второй прокурор Борис Локтионов: "За 12 лет моего участия в суде присяжных я такое видел впервые, пять адвокатов, которые были у Френкеля, просто-напросто бросили его в самый ответственный момент, а адвокаты, представлявшие интересы Белокопытова, Половинкина и Прогляды, в основном лили воду на мельницу Френкеля, их подзащитные им были не нужны". Но судья Олихвер, по мнению обвинителей, "мужественно все это выдержала и в такой напряженной атмосфере вела судебное разбирательство на высоком профессиональном уровне". Кроме того, Ибрагимова добавила, что это первый ее процесс, когда делались все попытки, чтобы развалить коллегию присяжных.

Впрочем, обвинения гособвинителям со стороны защиты аналогичны, тут и необоснованные фантазии, и давление на присяжных заседателей, ведь все четверо удаленных присяжных отзывались по ходатайствам обвинения. "Когда прокурор говорит о количестве вылитой грязи, пускай приглядит немножко за собой, прокурор фактически голословно отвела присяжную", — возбужденно прокомментировал слова Ибрагимовой защитник Бориса Шафрая Гари Мирзоян.

В последний день судебного разбирательства Гульчехра Ибрагимова заявила суду, что видела утром этого дня, как одна из присяжных разговаривала с двумя мужчинами на проспекте Буденного. Но доказательств того, что эти люди имеют отношение к делу или хотя бы их разговор был посвящен судебному разбирательству, прокурором предоставлено не было. Мало того, она и не отрицала, что не знает этих людей, да и разговора не слышала. Сама присяжная заявила, что вообще в этот день ни с кем не разговаривала, но, тем не менее, судья удовлетворила голословное ходатайство Ибрагимовой об отводе этого заседателя из коллегии.

Обращает на себя внимание тот факт, что эту присяжную ранее пытался удалить адвокат Александр Чернов. Он якобы непреднамеренно забыл включенный диктофон в зале судебного заседания и записал беседу этой присяжной с судьей. Однако тогда это ходатайство не просто осталось без удовлетворения, а послужило основанием для возбуждения уголовного дела против Чернова.

"Когда говорят адвокаты, суд всегда вводит их в русло материалов дела, просит указать том и лист дела, и адвокаты их называли, а прокуроры говорили такие фразы: "мы считаем", "я считаю", "по нашему мнению", но мне совершенно их мнение неинтересно, хотя оно интересно оказалось суду", — возмущается на обвинение в голословности защитников адвокат Мирзоян, который сам не попал в судейский список недобросовестных адвокатов. "Наверное, я не перебрал критическую массу возражений на действия председательствующего, хотя и несколько раз попадал под эту горячую руку, тоже получал замечания, но места в окончательном списке не заслужил: медаль получил, до орденов не дослужился", — объяснил свое отсутствие в тексте частного постановления Мирзоян Гари.

Гульчехра Ибрагимова видит причины поведения адвокатов, послужившего основой для жалобы в адвокатскую коллегию, в том, что на сегодняшний день осталось мало профессиональных защитников, для которых что-то значит судебная этика, корректность и уважение. "Я считаю, что кого бы ты не защищал и чьи бы интересы не представлял, прежде всего, нужно оставаться профессионалом, не переходить на личности и не выражать эмоции", — заявила гособвинитель.

Все, что делали защитники в ходе судебного процесса, проходившего в закрытом режиме, укладывается в рамки уголовно-процессуального кодекса. На этом категорически настаивают абсолютно все адвокаты, хотя и внутри стороны защиты есть масса противоречий, а сдерживать эмоции порой действительно было сложно. Частное судебное постановление — это "субъективное мнение председательствующего", считает Юрий Ельмашев. Этот адвокат как раз в числе тех, к кому высказала свои претензии Олихвер. "То, что судья необъективна, то, что она сама многократно нарушала уголовно-процессуальный кодекс, изначально оказывала всевозможное давление на коллегию присяжных заседателей с целью вынесения обвинительного вердикта, все это означает, что адвокаты отработали на славу, что они добросовестно выполнили свои обязанности по защите подсудимых", — заявил Ельмашев в беседе с корреспондентом "Право.Ru".


Материал опубликован с портала  "Право.Ru"

Ссылка на оригинал>



 

Контакты

address icon  109518, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 2, офис 102

 

phone icon  +7(903) 726-80-93

phone icon  +7(495) 637-61-99

email icon  info@law-ms.com

       www.law-ms.com

    

Яндекс.Метрика